«Катя сказала: «Верь мне». И я поверил».

В преддверии празднования Дня семьи, любви и верности мы побеседовали с супружеской парой - прихожанами Казанского-Богородицкого монастыря и певчими смешанного хора Ефремом (Рустамом) и Екатериной (Риммой) Яхиными. Они рассказали о своем пути к Богу, увлечении музыкой и создании семьи.

— Расскажите, как вы увлеклись музыкой, пением?

— (Ефрем) Можно сказать, увлечение музыкой началось еще в утробе. Мама, когда была беременна мной, ходила на концерт Иосифа Кобзона. А назвали меня в честь татарского композитора Рустема Яхина. Слух с детства был, я поступил в музыкальную школу. Учился по специальности фортепиано. Но мне больше нравились теория и хор, а техника меньше давалась. Когда закончил учебу, мне не захотелось со школой расставаться и еще год дополнительно проходил. А после поступления в Казанский государственный университет от своего друга и однокурсника узнал, что есть университетская капелла. Пришел туда, да так и остался. На 3 курсе стал еще петь в хоре «Преображение» Николая Беляева - регента Никольского собора. Около десяти лет туда ходил.

— (Екатерина) У меня музыкального образования нет. Хотя в семье много, кто поет, играет и с музыкой связан. Мама хотела отдать меня в детстве в музыкальную школу, но я отказалась. Мне не хотелось играть на фортепиано, не нравилось, что меня заставляли. И я сказала, что музыкой заниматься не буду. Но мне всегда нравилось, как тетя поет. А когда поступила в университет, меня стали звать в капеллу. Я отговаривалась, что не умею петь. Потом решила, закончу учебу и пойду. И когда получила диплом, так и сделала. И как раз там встретилась с Рустамом. В капелле мне понравилось и очень захотелось петь на клиросе, но я сомневалась, что где-то меня смогут принять без музыкального образования. В это же время я начала ходить на службы в Казанский Богородицкий монастырь, хотя мы и далеко от него живем. Мама посоветовала попроситься там в хор матушки Амвросии, поскольку моя сестра была с ней знакома. Я решилась, и матушка меня взяла. Мне очень повезло, потому что после меня матушка Амвросия перестала брать людей без музыкального образования. Так я стала одновременно петь в двух хорах. А после замужества только на клиросе осталась, но с рождением первого ребенка и там петь перестала.

— Что поспособствовало вашему приходу к вере, воцерковлению?

— (Ефрем) Я воцерковился во многом благодаря Римме. Но христианство в моей жизни всегда присутствовало. У нас дома была книжица «Священная история для детей» и я в детстве ее прочел, в общих чертах познакомился. При этом родители у меня не воцерковленные. Мама татарка, ратовала, чтобы я держался ислама, хотя в целом светская семья была, в мечеть не ходили. Помню, в пришкольном лагере к нам приходил кто-то вроде барда и пел песни под гитару на протестантсткий манер. Там же нас в один из дней сводили в храм, как я сейчас понимаю, православный. Кстати, жили мы до моего двенадцатилетия в Узбекистане, в городе Навои. А заканчивали родители Казанский химико-технологический институт. Папа родом из небольшого городка в Тюменской области, а мама из татарской деревни в Башкирии.

В музыкальной школе доводилось исполнять песнопения. Например, «Да исправится молитва моя» Чеснокова. А кондак на Собор всех святых, в земле Русской просиявших - мой первый, который почти наизусть знаю. Причем не обиходный напев, а авторский. В университетской капелле и хоре «Преображение» пели церковные произведения Чеснокова, Фалика и даже Шнитке. В храмах часто выступали. Но я, наверное, оставался атеистом. Мне казалось, что раз я не вижу видимых подтверждений существования Бога, то пока можно и без Него обойтись. А потом я познакомился с Катей в капелле. Потихоньку стал к ней присматриваться. Особенно мы сблизились в Сочи, где с хором на фестивале выступали.

— (Екатерина) Да, там все, кроме меня, замечали, что он проявляет ко мне внимание. (смеется)

— (Ефрем) А через год мы стали встречаться и уже спустя месяц я сделал Кате предложение.

— (Екатерина) Я вообще-то замуж не собиралась, хотела в семинарию поступать. Но потом передумала и даже рада, что так сложилось.

— Значит ваш приход к вере связан с вашим знакомством с Екатериной?

— (Ефрем) Да. Помню, как-то мы гуляли, и я все ее расспрашивал, почему она верит в Бога. Мне было интересно. А Катя говорит: «Верь мне», и я решил, что поверю. Купил последование Литургии, стал с ним ходить на службы, как оглашенный, в изначальном значении этого слова. Хотя никто меня не оглашал. А в сентябре накануне своего 29-летия я покрестился. Потом мне захотелось петь на клиросе. Сначала у Николая Николаевича Беляева попросился. Попел пару недель в Никольском соборе. А потом Катя мне сказала: «Нам тут басы нужны».

— Получается в брак вы вступили как православный?

— Да, и венчались на следующий день. Как раз сразу после Богоявления.

— (Екатерина) Я единственный ребенок в семье, которого крестили с рождения. Но сознательно ходить в храм я поздно начала, можно сказать, с момента прихода на клирос. Веру я обрела во многом благодаря маме. Хотя ее папа, мой дедушка был мусульманин, а бабушка – атеистка. Она сама к этому пришла. Возможности объяснять что-то нам, детям, у нее не было. Просто показывала своим примером.

— Расскажите о вашем опыте совместного пения.

— (Екатерина) Мы в разных партиях поем, так что нельзя говорить о совместном опыте. Дома я стесняюсь петь из-за того, что у Рустама абсолютный слух, а я могу ошибиться. Только если я что-то хорошо знаю, то мы можем спеть. Но это редко бывает.

— Как повлияло на вас рождение детей?

— (Екатерина) Дети очень меняют. Когда первого вынашивала, поначалу как-то не задумывалась: «Ну ребенок и ребенок». А потом был очень тяжелый опыт родов и восстановления, и это сыграло свою роль. Я после этого даже сказала Рустаму, что вообще детей у нас больше не будет. Но у него другие планы (смеется). А ко второму ребенку я уже шла сознательно и с желанием.

— Сколько лет вашим детям?

— Старшему Родиону три, а Маргарите годик.

 

— Расскажите о ваших семейных традициях.

— (Ефрем) У нас семья молодая и традиций еще не сложилось. Но потихоньку стараемся их заводить.

— (Екатерина) Традиции в первую очередь связаны с верой. Так как у меня семья большая, мы на Рождество собираемся и отмечаем. Вечером месте стараемся молитвы читать. Утром-то мы разбегаемся, не всегда удается. А недавно мы решили каждый вечер просить друг у друга прощения. Потому что за день всякое бывает. Детям к большим праздникам – Рождеству, Пасхе - стараюсь делать календари ожидания - адвенты.

— Читаете ли вы вместе? Какие у вас любимые книги?

— (Екатерина) Вместе не читаем, разные литературные вкусы. У меня Джеральд Дарелл любимый, нравятся истории про животных. Понемногу детям читаем Библейскую историю, Евангелие. А в основном Рустам им на ночь сказки читает.

— (Ефрем) А я сейчас почти не читаю, времени нет. Вообще я лет десять читал. Меня подруга увлекла, которая на филфаке училась. И я даже на пятом курсе ВМК (вычислительная математика и кибернетика) ходил на первый курс филфака вольнослушателем. Возможно, это увлечение тоже повлияло на мое воцерковление. Я стал заниматься старославянским языком, научился читать на славянском. Греческий и латинский немножко изучал. Читал зарубежную, античную литературу. Роман «Иосиф и его братья» Томаса Манна довольно сильно повлияли на мой образ мышления. Не то, чтобы в христианском ключе, просто по-другому стал смотреть на некоторые вещи, заодно познакомился с большей частью книги Бытия и запомнил имена колен Израилевых. Кроме этого фантастику люблю, читать про разные миры.

— (Екатерина) А я-то видела, как он читает служебные книги. Все полки заставлены (смеется).

— (Ефрем) Когда пришел на клирос, купил много церковно-служебных книг, и одна из любимых моих - Типикон. Я его чаще всего читаю и Часослов.

— (Екатерина) У нас Родион довольно музыкальный, наверное, потому, что я всю беременность на клиросе пела. И он уже тропарь Пасхи подпевает. Крестная этому умилилась. Возможно, тоже пойдет по нашим стопам.

— О чем вы мечтаете?

— (Ефрем) Как и любые родители, мы хотим вырастить наших детей достойными людьми. Хотим воспитать их в вере, чтобы, повзрослев, они, даже если оступятся, могли вернуться на правильный путь, к Богу. Ещё мечтаем о своем жилье, даче, чтобы было куда с детьми летом выезжать.

— (Екатерина) Я мечтаю однажды снова вернуться к пению, а также завершить свое обучение и выйти на работу уже в новой профессии: консультанта по перинатальной поддержке и грудному вскармливанию.